Башня уходит в цифру

Стоит ли зрителям опасаться, что их телевизоры перестанут ловить любимые телепрограммы с переходом на цифровой сигнал? Останется ли аналоговое телевидение и какие технологии ждут эфир в недалеком будущем? Об этом "Российской газете" рассказал генеральный директор "Российской телевизионной и радиовещательной сети" (РТРС) Андрей Юрьевич Романченко.

В таких интересных местах, как Останкинская башня - уникальном инженерном сооружении "Деловых завтраков" "Российская газета" еще не проводила. Первый вопрос связан с ней.

Современная технология передачи сигнала - не может ли она вытеснить эфирное вещание и сделать эту башню просто памятником инженерной мысли? Сколько отмерено еще эфирному вещанию?

Андрей Романченко: С моей точки зрения эфирное вещание останется. И останется еще очень долгие годы.

Например, в европейских странах, которые начали переходить на цифру гораздо раньше, чем мы, доля эфирного телевидения с появлением цифрового вещания не упала, а даже выросла. Так что у меня нет никаких сомнений, что Останкинская башня еще долго будет исполнять свои технологические функции.

В этом году ей и телевизионному техническому центру "Останкино", который расположен рядом, исполняется пятьдесят лет. Они были введены в эксплуатацию в 1967 году. Башня передает сигнал на Москву и Московскую область.

По большому счету практически все передатчики этого города расположены здесь. Работает 24 телевизионных передатчика и 23 радиопередатчика. Отсюда идет вещание в аналоговом и цифровом формате. Еще с августа прошлого года ведем эксперимент по передаче сигнала сверхвысокой четкости 4К.

Здесь же еще и мобильная связь размещается, коммутаторы, метрологическое оборудование. Останкинская башня работает в радиусе от 70 до 100 километров от города Москвы. И вы прекрасно знаете, что если выезжаешь за МКАД, то там во многих населенных пунктах нет никакого кабельного телевидения. Там есть возможность только принимать сигнал либо со спутника, за что ты должен платить деньги. Либо с эфира, и ты за это деньги не платишь.

Так музея на Останкинской башне не будет?

Андрей Романченко: Интерактивный музей технологий вещания к Новому году сделаем и сможем вас пригласить.

В октябре следующего года Россия перейдет на цифровое вещание. Много у нас еще осталось тех, кто смотрит аналоговый сигнал?

Андрей Романченко: По данным ряда исследований, 38 процентов населения берут телесигнал с эфира в нашей стране как в цифре, так и в аналоге. И первых стало уже больше, чем тех, кто берет сигнал в аналоге.

Мы тоже проводим для себя социологические исследования, правда, не по всей России. Выбрали пять субъектов совершенно в разных концах нашей страны, с разным населением, с разной покупательной способностью, с разным развитием и посмотрели, что проникновение цифрового оборудования сейчас составляет уже более 65 процентов. То есть 65 процентов людей нашей страны уже имеют оборудование, которое может принимать цифровой сигнал.

При всем при том мы не говорим о тотальном отключении аналогового телевидения.

Аналоговое телевидение сможет существовать сколько угодно долго?

Андрей Романченко: Разговор идет о том, что после 2018 года государство перестанет субсидировать распространение телевизионного сигнала обязательных общедоступных каналов в городах с населением менее ста тысяч человек. И, скорее всего, каналы не будут самостоятельно субсидировать это распространение и перейдут на цифру.

А что будет с небольшими каналами?

Андрей Романченко: Региональных каналов у нас в стране больше пятисот. Каналы второго мультиплекса самостоятельно платят за распространение сигнала и в городах с населением более ста тысяч человек, и в городах с населением менее ста тысяч человек. И те, и другие могут продолжать аналоговое вещание совершенно спокойно.

А телезрителям будет на чем смотреть цифру?

Андрей Романченко: Насыщение рынка телевизионным приемным оборудованием (телевизорами) достаточно высокое.

Сейчас на рынке представлены 1662 модели телевизоров, которые могут принимать цифровой сигнал. Минимальная цена такого телевизора 6740 рублей. Есть еще вариант купить приставку. Существует более трехсот моделей цифровых приставок, которые вы можете подключить к какому-нибудь старому телевизору и также принимать цифровой сигнал. И минимальная стоимость этой приставки 650 рублей. Что доступно практически каждой семье.

А где можно уточнить информацию о приставках, как их подключать?

Андрей Романченко: У нас есть сайт о цифровом телевидении, там вся информация об оборудовании и о том, как его подключить и настроить. Там есть интерактивные карты, каждый может зайти, посмотреть, передается ли уже цифровой сигнал в его населенном пункте и на каком канале.

Мы поддерживаем еще работу колл-центра. По этому бесплатному телефону: 8 800 220 2002 мы получаем достаточно много звонков. Где-то в районе трех-четырех тысяч звонков в неделю. То есть к нам обращается в районе четверть миллиона зрителей в год. Это достаточно большая работа.

Плюс мы работаем со всеми субъектами Российской Федерации без исключения. Уже подписано 79 соглашений с администрациями субъектов Федерации. Там создаются рабочие группы, которые координируют работу по переходу на цифру. Как раз в задачу этих рабочих групп входит обеспечивать переход населения на цифру.

Обязательно подключатся и телеканалы, им ведь нужно будет вести зрителей за собой в цифру.

По международному опыту, примерно за полгода до какого-либо отключения аналогового вещания - полного, неполного - необходимо проводить информационно-разъяснительную кампанию среди населения. И мы будем этим заниматься начиная с апреля 2018 года.

Это точно нужно. Например, объявление на подъезде: "Обращаем ваше внимание, что в вашем доме будут проводиться работы по коллективному переводу на цифровые технологии эфирного ТВ на основе федеральной целевой программы. И предложение позвонить по телефону".

Андрей Романченко: Жулики. Никакого обязательного перевода, никакого принудительного перехода, никакого коллективного участия населения не требуется. Просто в доме должен быть телевизор с определенными техническими характеристиками.

Вот когда мы начинали заниматься программой цифровизации, по разным оценкам, в нашей стране в распоряжении населения было от 70 до 90 миллионов телевизоров. Среднее количество телевизоров в семье 2,1. В некоторых семьях был второй и даже третий телевизор. Иногда на даче еще четвертый.

Если было 70-90 миллионов телевизоров в стране, и с 2013 до нынешнего 2017 года по десять миллионов телевизоров производилось и продавалось, то уже на 50 миллионов телевизоров парк обновился.

Если говорить о технических характеристиках, то внедрение цифрового телевидения в ряде регионов начиналось со стандарта DVB-T. И потом, так как мы очень быстро поменяли стандарт, нам пришлось некоторые регионы переводить уже с Т на Т2. Для людей, конечно, это было неприятно, но тем не менее мы сейчас находимся на очень хорошем технологическом уровне развития, с хорошими возможностями, которые превышают возможности многих европейских стран.

Кстати, переход со стандарта на стандарт мы смогли провести без изменения сроков строительства. То, что сроки были продлены сначала на 16-й, а потом на 18-й год - это всё из-за внешних причин. Сначала минфин разделил финансирование 15-го года на два. Потом в составе России появились новые субъекты, Крым и Севастополь, а в телерадиовещании - новые задачи. В программу были добавлены новые мероприятия и установлен новый срок - 2018 год.

Вы сказали про 4К, какие телеканалы его уже используют?

Андрей Романченко: Пока это наше экспериментальное вещание. Контента пока очень мало для телевидения сверхвысокой четкости. Например, Парад Победы, спортивные соревнования, которые стоят в барабане, и мы просто тестируем, каким образом распространяется сигнал.

В будущем цифровые пакеты могут быть платными для населения?

Андрей Романченко: Пока об этом разговор не идет. Есть Федеральная целевая программа, там четко записано, что к концу 2018 года у нас 98,4 процента населения должно получать сигнал цифрового эфирного наземного вещания, а остальные 1,6 процента населения должны получать сигнал, тоже бесплатный, непосредственного спутникового вещания. Должен быть спутник. На нем должны быть те же самые 20 бесплатных каналов, за которые вообще ничего не надо платить. Один раз купил оборудование и смотришь.

Изменяется ли рынок операторов спутникового телевидения с вводом цифрового вещания?

Андрей Романченко: Возможно. Когда у тебя на доме (на даче) висит тарелка, а ты в сентябре уехал в город, в Москву, то всякие граждане, которые гуляют по поселкам, тарелочки "стригут". Им как раз хватит на бутылку, если свинтить эту тарелку и сдать ее на металл.

Либо надо увозить с собой в Москву. А на даче с обычной антенной теперь можно поймать 20 бесплатных цифровых эфирных каналов, и их хватит с головой.

Второе. Чем больше в регионах мы строим (в результате реализации ФЦП будет построено 5028 цифровых объектов, в 68 регионах уже завершили работу, в 17 еще продолжается стройка, осталось построить всего 317 объектов), тем заметнее замедляются темпы продажи оборудования коммерческих операторов. Потому что не нужно. Есть бесплатное. И его хватает.

Зрителю 300-400 каналов не нужны. И по нашим опросам, и по международным опросам, люди больше 7-9 каналов не смотрят вообще. Средний человек смотрит не 100, не 200, не 300 каналов, а 7-9 каналов.

Телевидение интегрирует возможности Интернета?

Андрей Романченко: Мы сейчас ведем переговоры со всеми каналами о том, чтобы выйти на подключение к линейному просмотру интерактивной технологии. Это даст нам гибридное телевидение, которое может работать даже без обратного канала.

Самые простые вещи, которые, наверное, вы знаете, если пользуетесь кабельными или спутниковыми операторами, это расширенный программный гид. И это можно все делать на привычных нам основных федеральных каналах, на любых каналах, которые входят в наши два мультиплекса.

Французы сделали для всех каналов единый интерфейс. Он очень просто управляется, на любом пульте есть эти разноцветные кнопки: красная, желтая, синяя, зеленая, и когда вы нажимаете кнопки, вы можете выходить в определенные услуги. Французские каналы договорились между собой, если нажимаешь желтую кнопку - то на всех каналах это одна функция, если зеленую - то другая функция.

Немцы между собой не договорились, и там с точки зрения пользователя можно сойти с ума. На одном канале красная кнопка значит одно и информация появляется в левом нижнем углу, а на другом канале ту же самую функцию исполняет желтая кнопка и информация появляется в верхнем правом углу. И переходя от канала к каналу, ты каждый раз вынужден учиться и подстраиваться под эти каналы.

Мне очень хотелось бы, чтобы наши вещатели договорились между собой и выбрали единый интерфейс, единую платформу. Если телевизор подключен к Интернету, очень много возможностей, там есть и интерактивный портал событий, там можно обращаться к архиву, можно интегрировать туда различные игры, викторины, интерактивные вопросы, пользоваться услугой отложенного просмотра. Там очень много услуг появляется, которые реально удобны для зрителя. А потом, если есть обратный канал, вы спокойно можете ходить по соцсетям и вместе с использованием соцсетей смотреть с эфира тяжелое потоковое телевидение, которое достаточно сложно доставить через Интернет.

Какое еще оборудование можно устанавливать на телебашни?

Андрей Романченко: Мы на нашей структуре можем обеспечивать Интернетом малонаселенные пункты, мы можем подключать их к системам оповещения, системам видеонаблюдения для пожарных, для МЧС.

У нас есть инфраструктура. У нас есть железо - башни. У этого железа, у башни, расположен либо контейнер, либо здание. Это все обслуживается. Туда можно ставить Интернет, в том числе и новые интернет-технологии, которые дадут возможность беспроводного доступа для регионов с малой плотностью населения. Wi-Fi - это сота, и она имеет небольшой радиус действия. А технологии, которые сейчас разрабатывают, имеют большой радиус действия. Но в городе на эти технологии опираться нельзя. А в малозаселенных районах они работают.

 

Вопросы читателей "РГ"

Вопрос от читателя: В последнее время в регионах телевизионные башни стали объектом пристального внимания экстремалов, совершают прыжки, потом выкладывают видеоролики в Сети и говорят, охрана у нас не работает на телевизионных башнях. Вы как-то решаете эту проблему?

Андрей Романченко: Охрана работает. Число руферов, которые смогли проникнуть, на порядок меньше того числа экстремалов, которые пытались проникнуть и были перехвачены.

Особый всплеск попыток проникнуть начинается к майским праздникам, и в течение недели может быть несколько десятков попыток проникновений. Да, некоторые проскакивают. Это очень глупые люди, которые лезут на работающие антенно-мачтовые сооружения. Это опасно для здоровья. И провоцирует раковые заболевания, а уж на репродуктивных способностях этих пацанов это скажется 100 процентов. Они могут это не заметить сразу, но потом будут проблемы.

С моей точки зрения нужно менять законодательство, вводить более строгую ответственность за проникновение на высотные сооружения. Сейчас наказание - 5 тысяч административный штраф. Мы вышли сейчас в минкомсвязи с предложением ужесточить административное законодательство с тем, чтобы безбашенных ребят по карману било.

Юлия Владимировна Иванова пишет, почему в 25 км от границы России с Финляндией в городе Каменногорск Выборгского района невозможно ни слушать российское радио, ни смотреть российское телевидение без специального оборудования, спутниковой тарелки. А вот финские радиостанции, телеканалы в эфире в большом ассортименте.

Андрей Романченко: На приграничных территориях это возможная история. Например, из-за неправильно ориентированной антенны.

Любой можем приграничный регион взять, особенно прилегающий к странам бывшего Советского Союза, исторически это была единая телерадиовещательная сеть. И антенна ориентирована на тот объект, на тот передатчик, который лучше видно и лучше слышно. Надо посмотреть этот конкретный случай. Может, на антенну надо поставить усилитель. В Ленинградской области у нас очень хорошее покрытие, телезрительница обязательно будет видеть наши каналы.

Еще читатели интересуются, не планируете ли вы снизить цены на экскурсию на Останкинскую башню? Билет стоит тысячу рублей.

Андрей Романченко: С 10 до 12 часов дня приглашаем вас - вход 600 рублей. А после полудня тысяча рублей. Для школьников в возрасте от 7 до 18 лет 50 процентов скидка.

А вообще цена посещения вполне адекватная. Вид ведь действительно незабываемый.

А какие башни в России еще принимают посетителей?

Андрей Романченко: На других телебашнях в России такие экскурсии не предусмотрены. Их конструкция не позволяет проводить такие экскурсии, внутри ствола башни, даже в Новороссийской башне - там перемещаться невозможно, просто опасно. Проводят наши филиалы экскурсии по радиотелецентрам, особенно для школьников, для студентов, для того чтобы они понимали, как работает предприятие, как работает телевидение.

Но мы понимаем, что любой наш объект - это доминанта в своем городе. Среди всего многообразия наших башен у нас 500 башен с высотой более 200 метров. В крупных городах, в региональных центрах мы совместно регионом стараемся делать их художественную подсветку. Весной открывали художественную подсветку в Черкесске. Очень красиво получилось. Она на светодиодах, управляемых с компьютеров, можно менять цвет, интенсивность освещения, делать повседневный режим, праздничный режим.

К 25-летию Республики Ингушетия в Назрани запускаем художественную подсветку. С Нижним Новгородом мы работаем и со всеми городами, которые будут принимать чемпионат мира по футболу в 2018 году, по программе художественных подсветок. Подсветка - это красиво, и мы хотим красиво выглядеть не только на рынке со своими коллегами вещателями, но и чтобы любой зритель понимал, откуда к нему идет телевизионный сигнал.

Вы говорите, подсветим одну башню, другую, третью. Давайте подсветим немножечко будущее телевидения. Каким оно видится вам?

Андрей Романченко: С моей точки зрения, будущее телевидения - это некий симбиоз традиционного линейного потокового просмотра и нелинейных интерактивных сервисов.

С одной стороны, возможность увидеть бесплатно привычную нам программу телепередач, новости, спортивные соревнования. А с другой стороны - возможность выбирать, во сколько смотреть фильм или музыкальную программу, смотреть ее с рекламой, без рекламы, смотреть этот фильм, или этот сериал в сетке программы, либо просто в воскресенье сесть, взять чай с пирожками и весь день смотреть один сериал. И еще получить дополнительную информацию, начиная от прогноза погоды и завершая всякими развлекательными вещами.

Еще все вещатели и производители телевизоров будут работать над качеством картинки и качеством звука. По указу президента к 21-му году мы должны обеспечить переход к стандарту высокой четкости. Для этого понадобятся новые частоты и новые технологии, которые позволят и в один мультиплекс загнать уже не десять каналов стандартного разрешения, а десять каналов телевидения высокой четкости. Дальше начнется движение к 4К. Тут самый важный вопрос - насыщение рынка приемниками по приемлемым ценам.

Сейчас приемники 4К очень дорогие, но со временем будут дешеветь и их будет становиться больше. Тогда у телезрителей появится спрос на картинку 4К, и вещатели вплотную этим займутся. А тем временем японцы собираются Олимпиаду 2020 года уже снимать стандартом 8К. Это телевидение не просто сверхвысокой четкости, это вообще сверх-сверх высокой четкости.

Судьба Шуховской башни интересует наших читателей.

Андрей Романченко: Шуховская башня с 2002 года не является объектом связи. Это объект культурного наследия.

Оголовок с антеннами мы сняли оттуда в 2015 году. Сейчас она в том виде, как ее построил инженер Шухов. Мы за собственные средства (больше 120 миллионов рублей) провели противоаварийные работы, внутри поставили укрепляющий каркас, заказали проект реставрации Шуховской башни. Согласовали проект с Моргорнаследием, передали через министерство культуры для включения в программу "Культура России".

В Росимущество и Роспечать отправили уже уведомление об отказе от башни. Планируется передать Шуховскую башню Политехническому музею. Мы надеемся, что в ближайшее время мы доведем этот процесс до конца, и дальше Политехнический музей будет заниматься Шуховской башней, как объектом культурного наследия.

А шли разговоры, что ее перевезут в другое место.

Андрей Романченко: Одно из предложений было перенести ее, так как она находится на очень маленькой территории. С одной стороны территория ВГТРК, с другой стороны территория государственного предприятия "Космическая связь". Там какие-то 25 соток, участок самой Шуховской башни, а проход к ней возможен только через территорию другого предприятия. Мы думали, надо вынести в какое-то место, где будет доступ, где можно будет близко подойти, где можно будет сделать музей. Но было принято другое решение. Я надеюсь, Политехнический музей с этим справится.

 

Визитная карточка

Андрей Юрьевич Романченко, генеральный директор "Российской телевизионной и радиовещательной сети". Действительный государственный советник Российской Федерации 2 класса, президент Российской академии радио, почетный работник телевидения и радио. Член Правительственной комиссии по развитию телерадиовещания, Коллегии Минкомсвязи России, Коллегии Роскомнадзора, Коллегии Роспечати, Общественного совета при Роспечати, Федеральной конкурсной комиссии по телерадиовещанию.

Родился в 1960 году в Москве. Окончил Московский государственный институт иностранных языков им. Мориса Тореза.

25 мая 2010 года указом Президента России назначен генеральным директором ФГУП "Российская телевизионная и радиовещательная сеть". В течение десяти лет работал на госслужбе: с 1999 года - заместителем министра РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, в 2004-2010 годах - заместителем руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

До прихода на госслужбу занимался бизнесом в сферах медиа, рекламы, радио, производства телевизионной, газетно-журнальной и интернет-продукции. Награжден орденом Дружбы, орденом "За заслуги перед Отечеством" IV степени, Почетной грамотой Президента РФ.