Облачные технологии придут на госслужбу (Парламентская газета)

Правительство разрабатывает законопроект, предусматривающий создание отечественной облачной платформы. Инновационный сервис позволит госучреждениям хранить и обрабатывать данные на современном высокопроизводительном уровне. По оценкам экспертов, развитие цифровой экономики и электронного документооборота обеспечит к 2025 году прирост ВВП на девять триллионов рублей.

Новые сети, большие возможности

По данным западных аналитиков, весь госсектор ведущих экономических держав уже перешёл на так называемые облачные технологии, то есть центры обработки данных через общую схему их использования. Они повышают производительность, экономят время, а следовательно, и деньги.

Россия же только в начале пути — компьютерам и информационно-телекоммуникационным сетям ещё предстоит перейти на более сбалансированную работу при обработке и хранении данных. Соответствующий правительственный законопроект предполагает создание сети федеральных и региональных центров обработки данных, связанных меж собой каналами связи высокой пропускной способности. Новые технологии обеспечат бесперебойную работу органов власти и организаций благодаря системе резервного копирования. При этом облачные вычисления будут обеспечивать дистанционную обработку данных не одной, а целого кластера информационных систем.

В Совете Федерации на недавних парламентских слушаниях, посвящённых правовому регулированию цифровой экономики, тема была актуализирована.

По словам вице-президента компании «Ростелеком» Бориса Глазкова, создание единой государственной облачной платформы и центров обработки данных, предполагающих общую схему их использования, позволит повысить эффективность российских госучреждений. «Это, конечно же, будет экономически эффективнее, чем строительство разными органами власти своих отдельных центров обработки данных, потому что процесс этот, в общем-то, затратный. Думаю, до конца года законопроект будет принят», — поделился своими прогнозами эксперт.

Полезным и своевременным считает принятие поправок и советник президента по вопросам развития Интернета Герман Клименко. «Движение государства в сторону цифры — это, безусловно, хорошая новость», — отметил он.

В свою очередь директор по информационным технологиям компании «Яндекс» Павел Алёшин видит в переходе на облачные технологии помимо значительной экономии ещё и повышение комфортности виртуальной среды.

«Взять, например, бухгалтерскую систему, — сказал он. — В 90-е годы каждая компания имела свой компьютер, на котором стояла бухгалтерия, был какой-то приходящий или местный системный администратор, который получал деньги за обслуживание системы. А теперь представим себе, что всё то же самое работает в облаке. То есть один компьютер обслуживает не одно предприятие, а сто. Обновление программ идёт автоматически, и отпадает необходимость тратиться на системного администратора и нести прочие издержки. Экономия в затратах — сто рабочих мест».

Ещё одно полезное свойство облачных сервисов, по мнению Алёшина, заключается в безопасности за счёт автоматического резервирования данных, чего сложнее и гораздо затратнее добиться на локальных компьютерах. Все облачные системы дают 100-процентную гарантию сохранности данных.

Ранее на необходимость перевода российских госуслуг на инновационные электронные рельсы обратил внимание председатель Госдумы Вячеслав Володин. Открывая первое заседание весенней сессии, он сказал, что развитие облачных технологий хранения информации и межведомственного обмена данными позволят «сэкономить большие ресурсы, устранить монотонный труд, сократив бумажный оборот».

Отстаём, но нагоним

Важным условием развития российских облачных сервисов является переход от использования импортных комплектующих к отечественному оборудованию, убеждён Борис Глазков. При этом законодательно такой здоровый протекционизм пока нигде не прописан. «Предприятия не могут сегодня директивно закупать только отечественную технику, поэтому законодательный приоритет должен быть обязательно установлен», — уточнил он.

Член думского Комитета по информационным технологиям Вадим Деньгин также обеспокоен правовой неопределенностью. «Уже введены промышленные облачные платформы и можно искать партнёров в этом направлении. Но законом это никак не регламентировано. Надеюсь, в поправках это будет учтено», — заметил депутат.

Предприятия не могут сегодня директивно закупать только отечественную технику, поэтому законодательный приоритет должен быть обязательно установлен.

Это тем более актуально, если принять во внимание, что у крупных российских компаний в области микроэлектроники уже создан серьёзный технологический задел для реализации правительственной инициативы. К примеру, на Ставропольском заводе «Монокристалл» с 2016 года запущено серийное производство уникальных кристаллов искусственного сапфира больших и сверхбольших диаметров, которые применяются при производстве смартфонов и другой высокотехнологичной продукции. АМордовская компания «Оптиковолоконные системы» стала главным поставщиком оптоволокна для компании «Ростелеком», которая ранее закупала продукцию в США и Японии. Сейчас мордовская продукция выходит на внешние рынки — в страны ЕАЭС, Евросоюза и Китай.

Переход на цифровую модель развития начинается и в электроэнергетике. Сегодня уже практически идёт реализация национального проекта по формированию интеллектуальной энергосистемы в России.

По данным Минкомсвязи и Росстата, одним из наиболее успешных реализованных проектов на сегодня является интернет-портал государственных услуг. В 2016 году доля граждан, использующих механизм получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме достигла 51 процента в среднем по стране против 40 процентов в 2015 году. Однако сами чиновники признают, что эти цифры далеки от стран лидеров по развитию электронного государства, в которых более 95 процентов услуг оказываются онлайн.

Россия в цифре

Угрозу восстания машин нельзя сбрасывать со счетов

По данным Минкомсвязи, в России доля цифровой экономики в ВВП страны не превышает трёх процентов, причём в основном за счёт онлайн-потребления в таких сегментах рынка, как туризм, игры, медиа, финансовые услуги. Сегодня наша страна занимает 38-е место по экономическим результатам использования цифровых технологий, 41-е место — по готовности сети и 43-е в рейтинге глобальной конкурентоспособности.

Основная причина отставания кроется в том, что отечественные предприятия значительно «проседают» в темпах внедрения цифровых технологий по сравнению со странами Евросоюза, считает член Комитета Совфеда по конституционному законодательству и госстроительству Александр Башкин.

По данным Европейской комиссии, объём цифровой экономики стран «Большой двадцатки» оценивается в 3,2 триллиона евро и составляет около восьми процентов ВВП. В Европе доля цифровой экономики в ВВП превышает пять процентов, в США — шесть процентов, в Великобритании — 12 процентов.

В последние годы в России также наметились серьёзные подвижки. Объём цифровой экономики с 2011 по 2015 год вырос на 59 процентов или на 1,2 триллиона рублей.

Согласно программе развития цифровой экономики, к 2024 году в России планируется обеспечить широкополосным доступом в Интернет (100 Мбт/c) 97 процентов домашних хозяйств. Во всех крупных городах с населением от одного миллиона человек должно быть создано устойчивое покрытие сети 5G и выше.

По оценкам консалтинговой компании BCG, к 2020 году доля цифровой экономики в России вырастет до 5,6 процента ВВП. Это сопоставимо с ожидаемым уровнем цифровизации стран ЕС — 7,5 процента. Дальнейшее цифровое развитие принесёт экономике России до девяти триллионов рублей в год.